Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Оренбург, Земля Приключений

Идем в поход?

Сделай подарок!

Клуб путешественников.

    Хроника несчастного случая со студентами МГТУ им. Баумана 
(Онежское озеро, январь 2009г) 

    Поводом для подготовки данных методических рекомендаций явился трагический случай, произошедший в период «Рождественских каникул» 2008 – 2009 годов. 

    «Туристическая группа, в количестве 10 человек, зарегистрированная при МГТУ им. Баумана, 29 декабря 2008г прибыла в город Медвежьегорск для совершения лыжного похода. Они двигались вдоль берега Онежского озера, в 5 км от поселка Типиницы, когда шесть человек из них решили пересечь губу. Приблизительно в 14 часов, в 30 метрах от берега 6 человек провалились под лед. 5 человек утонули, 1 человек спасен местными жителями

    В этих лаконичных, но тем более страшных словах, допущена одна маленькая неточность – «единственный спасшийся» – девушка 24-х лет – выбралась на берег сама. Кроме того, в последующих документах расстояние до берега было определено не в 30, а в 50 м, но это уже не очень существенно.

    «3 члена группы провели ночь в здании больницы в поселке Великая Губа, с ними работает специалист-психолог. Два члена группы провели ночь в поселке Типиницы. Они будут ожидать окончания поиска утонувших людей. 

    На место происшествия прибыла группа Медвежьегорского ПСО, в составе 5 человек (из них 3 водолаза, 1 медик, 1 водитель),  3 человека - от Медвежьегорского отделения ГИМС, группа  Петрозаводского ПСО, в составе 3 человек (из них 2 водолаза), оперативная группа ГУ МЧС России по Республике Карелия, в составе 5 человек. (руководит группой первый заместитель начальника ГУ МЧС России по Республике Карелия полковник С.А.Шугаев, в состав группы входит специалист- психолог), 1 судмедэксперт. На месте происшествия находится глава Великогубского сельского поселения.

    К проведению поисковых работ приступят утром 05.01.2009 г.
Главное управление МЧС России по Республике Карелия  напоминает жителям и гостям республики о необходимости соблюдения  мер предосторожности на водоемах, ведь тонкий лед на озерах, пренебрежение правилами и беспечность часто приводят к трагедии».

    Группа формировалась из знакомых друг с другом людей. Всего в ней было 6 женщин и 4 мужчин. Погибли все мужчины и руководительница похода. Самой молодой из погибших было 24 года, самому старшему – 54.
Этот трагически закончившийся лыжный поход 1 кс планировался скорее как мероприятие в рамках «активного отдыха». Были запланированы празднование «Нового года» и осмотр памятников «деревянного зодчества». У подавляющего большинства участников уже был опыт категорированных спортивных походов, у одного из погибших - даже горная «пятерка». Может быть, именно поэтому никто из них всерьез не готовился к преодолению препятствий, оказавшимися смертельно опасными.

    Ниже приводим воспоминания единственного оставшегося в живых участника этой группы, провалившегося под лёд, но самостоятельно выбравшегося из полыньи:
Наша группа двигалась в соответствии с заявленным маршрутом. Было некоторое отставание от графика в связи с трудностями в ориентировании. В деревне Тамбицы обнаружили жилой дом, где поинтересовались состоянием льда на Онежском озере у местных жителей. По их словам, если мороз продержится ещё одну ночь, то вдоль берега пройти будет возможно, и они сами собираются пойти на рыбалку по льду на следующий день.
4 января, когда рассвело, пошли от деревни Вороний остров по льду к островку в нескольких сотнях метров от берега. На острове осмотрели часовню. Лёд был крепким, немного присыпан снегом. Перед спуском с острова на лёд, руководитель группы (Светлана Х), напомнила, что по льду надо передвигаться только на лыжах. По мере готовности участники спускались с острова на лёд и двигались вдоль берега по направлению к мысу Варнаволок. Температура в тот день была около -16С. Состояние льда в начале пути (около 2км), сомнений не вызывало. Первым в группе двигался Юрий Р., я шла второй. Дистанция между мной и другими участниками была около 30м. 

    До места гибели 5 человек осталось совсем недалеко….

    При приближении к мысу Варнаволок лёд стал ухудшаться: стал тоньше, начал трещать, местами проступала вода. Я пыталась двигаться на расстояние от Юриной лыжни – эффект был тот же. Лед стал очень тонкий. 

    Для себя я решила, что дальше по озеру не пойду, а дойду до ближайшего мыса. В очередной раз подняв голову от лыжни, увидела на льду Юрин рюкзак (где-то в 50 метрах от мыса, на котором я планировала выйти на берег), самого Юру за рюкзаком видно не было. Я остановилась. Расстояние между нами составляло около 30 метров. Поняла, что Юра провалился, но полностью ли он находится в воде, определить на тот момент было не возможно. Я испугалась и не стала подходить ближе. 

    В том месте, где мы находились, берег был справа и впереди, огибая нас. По моим оценкам, расстояние от полыньи до берега было около 50 метров, вправо от полыньи метров 100-150. От спасателей и других участников, я слышала другие цифры, которые колебались: по прямой 30-100, вправо 100-250. Кто какие цифры называл, вряд ли вспомню.  

    Позади меня шел Виталий. Я окликнула его и, кажется, спросила, что делать? Он молча обошел меня справа, в 2 метрах впереди меня снял рюкзак и пошел к Юре, заходя к нему слева. Подойдя ближе к нему, стал подавать ему палку. Юра показался из-за рюкзака и, схватившись за палку Виталика, пытался выбраться на лед. Так как лед проламывался, полынья увеличивалась, Виталик старался отходить от края и опять протягивать Юре палку. 

    Тогда я сняла рюкзак, и обернулась посмотреть, как далеко находятся остальные участники. Замыкающего группы не было видно, а расстояние до следующего участника было приличным (я не смогла разглядеть, кто идет следом). 

    Повернувшись обратно к полынье, увидела Виталика в воде, лицом ко мне, он держался за кромку льда и пытался грудью лечь на лед. Я, повернулась к остальной группе и закричала… . Следующим в группе Рома Е, он шел быстро, расстояние между нами на этот момент было около 20-30 метров. Я стала звать его - он сказал, что идет. 

    Сама к полынье я не подходила – было очень страшно, т.к. когда я пыталась отойти от своего рюкзака в разные стороны или двигаться к берегу – лед везде трещал, и проступала вода. 

    Рома, дойдя до меня, снял рюкзак, размотал веревку длиной около 1,5 м, которой был связан его коврик и пошел к полынье, также заходя с левой стороны. Пока он шел к ребятам, подошла Таня Е.  Видимо мое состояние было паническим, потому что она начала успокаивать меня, сказав, что все будет хорошо. 

    Рома примотал веревку к лыжной палке и пытался помочь Виталику, т.к. он находился ближе к доступному краю полыньи. Полынья достигала около 2 метров в диаметре к этому моменту и Юра с Виталиком находились на противоположных её краях. Подойти к краю, где находился Юра, было не возможно из-за непрочности льда (это стало для меня понятно позже).

    Мы стояли рядом с Таней. Я не знала, что делать, металась вокруг рюкзака в каком-то трансе, постоянно читала молитву. Потом Виталик крикнул: «Тащите коврик». Я сразу же отвязала свой коврик и пошла к Роме, обходя их слева. Подойдя на расстояние вытянутой палки подтолкнула коврик, убедилась, что Рома до него дотянулся, и пошла обратно к Тане. 

    Когда я подошла к Тане, увидела Свету. Она двигалась к нам с большой скоростью. Мы стали говорить ей, что ребята провалились. Мне кажется, что я сказала, что ничего нельзя сделать, мы все провалимся (хотя, может быть, я просто так думала в панике),.но помню, сказала, что лед трещит. Света ответила, что он давно уже трещит. Затем быстро обошла нас и, скинув рюкзак, пошла к полынье, обходя её справа,  со стороны берега. 

    Действительно, глядя на полынью, казалось, что проще обойти ее справа и попробовать помочь с той стороны. Возможно она хотела помочь Юре, т.к. он находился ближе к противоположному краю полыньи и Виталику уже помогал Рома. Как я потом поняла ближе к берегу, правее от полыньи, лед был совсем непрочный - Света провалилась, не дойдя до Юры и до полыньи 1,5-2 метра.

    Увидев это, я подошла к ближайшему от меня рюкзаку, отвязала коврик и понесла его Свете. Дошла до места, где она провалилась на расстоянии вытянутой палки и подала коврик, но неудачно (она до него не дотягивалась), хотела попробовать подтолкнуть, но она резко крикнула мне: «Уходи!» Я поняла это как приказ, и сразу же начала отходить, сделала пару шагов и почувствовала, что проваливаюсь под лёд. В этот момент Рома Е. ещё находился на льду. 

    Показалось, что толщина льда в месте, где я провалилась, составляла около 1см, может меньше. Стала пытаться удержаться на воде. Страх сразу же прошел. Видимо, я просто боялась, именно провалиться, а потом, находясь в воде можно было лучше понять, как действовать и как можно помочь. Вода не показалась мне холодной. Почему-то была уверенность, что если это вода и она незамерзшая, значит, её температура не может быть ниже 0С. Уцепиться за кромку льда в месте, где я провалилась, было не возможно, т.к. лёд все время крошился. Сразу же подумала, что надо снять лыжи, но не могла сообразить, как это сделать. Спросила у ребят, которые были в воде, как снять лыжи, но мне никто не ответил. Вообще то, никто ничего не говорил, были слышны только плеск воды, усиленное дыхание, треск льда и скрежет палок о лёд. Но разговоров никаких я не слышала (хотя кто-то участниц нашей группы, которые были на льду, потом говорил, что Света крикнула им уходить на берег и разводить костер). Поняла, что надо что-то придумывать самой. 

    Так как держаться было не за что, и понимая, что могу начать уходить под воду, я набрала побольше воздуха и скрутилась в воде, чтобы дотянуться до ступни и снять лыжу. Мне удалось это с первого раза, даже не успев полностью уйти под воду и не упустить лыжу. Я вытащила лыжу из воды и положила ее на лед. Попыталась на нее опереться - лед сразу же проломился. Поэтому я просто оставила ее на льду и старалась не упустить в воду. Начала скручиваться во второй раз, чтобы снять вторую лыжу, но не смогла её найти. Попробовала, еще раз и только тогда поняла, что она каким-то образом сама слетела с ноги. Решила, что на данный момент моя задача просто стараться удержаться на поверхности воды. Пыталась опираться на лыжу, но лёд сразу же крошился. 

    Освободившись от лыж, решила немного отдышаться. Потом повернула голову назад, туда, где оставалась Таня, увидела в 70 метрах группу из 3 человек, движущихся в противоположном от нас направлении (туда, откуда мы пришли). Кто был в группе, я не смогла понять. Тани, на месте где мы вместе стояли, я не увидела. Подумала: «… хорошо, что они решили возвращаться, потому, что они вряд ли смогли бы нам чем-то помочь».

    Обернулась посмотреть на провалившихся ребят - все старались держаться на воде. Какое-то время я просто пыталась держаться на воде, передвигая вперёд лыжу, пока не добралась до участка, где лыжа проваливалась не сразу, а на нее уже можно было какое-то время опираться. Потом Света крикнула: «Ломаем лед и пробиваемся к берегу!». Я сразу поняла задачу, и подумала, что это действительно единственный возможный вариант, после чего начала пытаться двигаться к берегу. Лыжу к этому времени я уже упустила, но лёд стал немного толще, и удавалась удерживаться, вцепившись в его кромку.

    В какой-то момент, со мной рядом оказались ребята: Рома в 1,5 м правее меня, а  Виталик позади и чуть левее меня на примерно таком же расстоянии. Целых участков льда между нами уже не было, хотя мы со Светой провалились правее от основной полыньи, и вначале лед был даже между мной и Светой. Наверное, Виталик передвигался по кромке полыньи (у него был коврик), а Рома пытался плыть, потому что когда он оказался в метре от меня, то начал захлебываться. Я начала с ним разговаривать, окликать по имени, но он не отвечал, а только пытался как-то выбраться из воды. Увидев, что он уже почти полностью погрузился в воду, я схватила за капюшон и попыталась одной рукой вытащить его голову из воды, т.к. другой держалась за кромку. Когда, голова оказалась над водой, перехватила его руку и зацепила за кромку, все это время пыталась объяснить ему, что надо держаться за целый лед. Он схватился руками за лед и смог удерживаться на воде, держа голову и плечи над водой. Я стала ему говорить, чтобы он пока не тратил силы, немного отдохнул, отдышался, а потом сразу же двигался за нами. 

    После этого я начала пытаться разговаривать с другими ребятами, окликать их и спрашивать как дела. Говорила, что делаю, и как это у меня получается. В основном разговаривала с Виталиком, он находился ближе ко мне. Говорила, что надо ломать лед и пробиваться к берегу, что сейчас выберемся и разведем костер. Если что-то сама делала не так, сразу же говорила, это вслух, чтобы они не делали также. Говорила со всеми кроме Юры, он находился уже далеко от меня (позади метра на 3 и метра на 2 левее), и т.к. назад почти не оборачивалась, то его не видела. По моим ощущениям, он так и оставался все время возле своего рюкзака. 

    Спустя какое-то время, после того как я начала со всеми разговаривать, Света тоже начала всех окликать и спрашивать, кто как себя чувствует. Она говорила в основном с Юрой, т.к. находилась ближе к нему, говорила, чтобы он тоже шел, но я не слышала, чтобы он отвечал. 

    Общими усилиями начали постепенно продвигаться к берегу. Мы с Виталиком ломали лед, и у нас вдвоем это получалось хорошо. Мне казалось, что мы очень быстро двигаемся. Лед становился толще  (1-2 см) и отламывался уже кусками 30-40 см в диаметре. Мне кажется, что метров 10 мы точно проломали. Я старалась не стоять в воде, а, как бы, ложиться на нее, как когда плывешь, и все время шевелиться, не останавливаться ни на мгновение. Подумала, что остановлюсь, когда уже совсем не будет сил. 

    В какой-то момент я вылезла на лёд и легла на спину, но лед был ещё непрочный и через несколько секунд я снова оказалась в воде. Виталик крикнул, что надо сразу же откатываться от полыньи, наверное, он видел, что я почти выбралась. Повторно провалившись, я сильно нахлебалась воды, но мне удалось зацепиться за кромку льда и  отдышаться. 

    Оглянувшись назад, увидела, что Рома отстал от нас на 1-1,5 м и не шевелится - просто замер, вцепившись в лед. А Виталик позади меня уже почти полностью ушел под воду – я схватила его за капюшон и проделала все тоже, что раньше с Ромой. Сказала, чтобы он отдышался и продолжал движение. Сама же продолжила ломать лед и двигаться к берегу. 

    Продвинувшись ещё на метр, я снова обернулась. Виталик держался за кромку обеими руками и лежал спиной на воде. Я стала звать его, но он не отвечал… Начала громко кричать, чтобы он просто ответил, и дал понять, что он меня слышит и понимает. Света тоже крикнула, чтобы он мне ответил. Наконец он ответил, что меня понимает. Я успокоилась и повернулась к Роме. Спросила: «Ты здесь?». Он спокойно ответил: «Да» и улыбнулся. Я сказала: «Отлично, тогда давайте вперед», и сама продолжила движение. 

    Проломив еще метр льда, я обернулась и увидела чуть левее себя Свету (до этого момента она шла чуть впереди меня и метра на 2 правее, между нами был целый лед, т.е. она ломала лед параллельно мне, а не рядом). Ромы уже не было ни в том месте, где я видела его в последний раз, ни на поверхности воды. Виталик видимо решил плыть за мной и Светой, потому что увидела, что где-то в метре позади меня его капюшон и мелькнувшую над водой  руку. Я онемела и вначале просто смотрела, потом хотела рвануться к нему, но в этот момент Света подобралась ко мне вплотную, и как  дальше тонул Виталик, я уже видела из-за её плеча. Она ничего не говорила. Я отвернулась и просто на автомате сломала еще сантиметров 30 льда. Затем обернулась, хотела что-то сказать Свете, подбодрить ее, но ее уже не было на поверхности воды. Хотела еще раз сломать лед, но не смогла – просто повисла на кромке грудью. Потом, видимо, каким-то образом выбралась и поняла, что уже не в воде, а лежу на льду. 

    До берега оставалось ещё метров 30. Встать не пыталась, а просто ползла. Где-то на половине пути лед опять начал сильно трещать. Двигалась на автомате, видимо сработала установка, что буду шевелиться, до конца. Доползла до берега и встала, схватилась за дерево. Стояла так какое-то время, наверное, минут пять. Никого не было видно, только все наши рюкзаки, полынья и след на льду в том месте, где я ползла. Подумала, что надо идти к людям. Не знала, остался ли кто ещё из наших ребят. Вспомнила, что там, где остались рюкзаки, лед сильно трещал, и даже возвращаясь назад, можно провалиться. Решила, что потом об этом подумаю.  А сейчас надо что-то делать….

    Решила идти в Типиницы (куда мы планировали дойти сегодня и переночевать, потом выяснилось, что туда нужно было идти еще 3 км), пересекла мыс, на который выбралась (он в ширину оказался около 7 метров). Идти было очень трудно – сплошные коряги и бурелом с намерзшей наледью. Я дошла до противоположного берега мыса, и подумала, что все-таки я не уверена, куда иду, лучше идти назад, где я точно знаю местность. В том, что там есть люди, я не была уверена, как и мысли о том, что кто-то может помочь. Вернулась на то место, где вылезла. Вид был тот же - одни рюкзаки на льду. Я немного постояла, а потом решила развести костер - холодно не было, просто пришла мысль, что так надо сделать. В кармане анорака была зажигалка. Наломала сухих веток.  Долго чиркала зажигалкой, но она отсырела и не зажигалась. 

    В какой-то момент подняла глаза и увидела двух лыжников. Сразу не поняла, что это не наши ребята, и очень обрадовалась (показалось, что это Александр Г. и кто-то с ним). Потом увидела, что это двое незнакомых мужчин на охотничьих лыжах. Они быстро подъехали ко мне. Один стал доставать веревку из рюкзака, а второй накинул на меня куртку и налил водку в кружку и предложил выпить - я отказалась, хотя меня очень сильно трясло. Кажется, они спрашивали, есть ли еще кто-нибудь - я указала на полынью и сказала, что все утонули. 

    Один из них остался со мной и стал разжигать костер, а другой пошёл на нос мыса и, обвязавшись одним концом веревки, а  другой конец привязав к дереву, пошёл к полынье. Где-то на полпути повернул назад, через какое-то время вернулся к нам и стал помогать разжигать костер, который скорее дымил, а не горел. Потом я неожиданно увидела Таню, которая подбежала ко мне стала успокаивать. Когда она обняла меня, я расплакалась, сказала, что все утонули, и что я не смогла им помочь. Она сделала мне укол. Спросила у нее про Александра Г. - она сказала, что он тоже провалился, дальше спрашивать я не стала … 

    Охотники, которые были с нами, все время звонили куда-то по телефону, и им тоже звонили. Таня сказала, что вызвали катер на воздушной подушке, который сейчас приедет и поможет. Я не поняла, кому он должен помочь. Сейчас думаю, что они, наверное, еще надеялись спасти ребят. 

    Потом подошла Надя с рюкзаком. Она начала доставать и надевать на меня теплые вещи, закутала меня в спальник, хотя холодно не было. Спустя полчаса, кто-то позвонили охотникам, и сказал, что никакого транспорта не будет, т.к. он не может пройти из-за торосов. Решили возвращаться в деревню Вороний остров. Охотники сказали, что оптимальный вариант идти по льду. Я сразу же отказалась выходить на лед. Сказала, что пойду по берегу. По берегу надо было вначале преодолеть бурелом, потом выйти на дорогу и уже по дороге идти до деревни. Сколько километров, я не знаю, но сказали, что долго.

    Я попробовала идти по лесу. У меня очень сильно свело ноги, и было трудно идти. Поняла, что это будет очень долго, сказала, что мы возвращаемся, и я пойду по льду. Меня поставили на лыжи одного из охотников, другой к этому моменту уже ушел вперед. Изначально было решено разделиться, чтобы он шел быстрее в деревню по льду и организовал встречу нас на дороге. Сначала я почти не могла шевелить ногами, охотник просто толкал меня. Потом разошлась и пошла сама. 

    Точно определить время я не могу, но когда мы были на пути в деревню, был закат (наверное, около 16 часов). В деревне, нас напоили чаем, мне дали сухую одежду, а потом отвезли в больницу.
При последующих разборах пришли к заключению, что непосредственной причиной несчастного случая стало отсутствие надёжного ледяного покрова из-за специфичного рельефа дна в районе мыса Варнаволок и характера течения (водовороты) препятствующего образованию прочного ледяного покрова. Но основной вывод – ЭТО МОЖЕТ ПРОИЗОЙТИ С КАЖДЫМ!